Эксперимент- тест " Опиши своего психологического антипода"

 
      Бельгийский писатель Жорж Сименон был человеком боязливым, замкнутым и неуверенным в себе. Зато, его персонаж Комиссар Мегрэ был бесстрашным и хитрым и самоуверенным типчиком...Однажды утром Жорж почувствовал что это его "второе Я"; - Комиссар Мэгре ему наскучил и Жорж начал писать только...мемуары...вероятно потому что его "первое Я"; наконец слилось со "вторым Я" и Жорж почувствал себя... гармоничным человеком и вероятно достаточно смелым для себя. Он наконец наигрался??? Сам Жорж Сименон объяснял свое желание писать не только врожденному таланту: " но всей жизнью, которая была посвящена постепенному избавлению от унаследованных страхов". Т.е., вы поняли наверно, Жорж придумал себе антипода и моделировал новую личность....

А вы?

      Итак, если у вас есть какой то страх, который хотите преодолеть или качество которое вы хотите обрести, но никак не можете то придумайте персонаж у которого это качество есть или он абсолютно бестрашен в том чего вы боитесь. Какое качество у вас отсутствует, а у этого персонажа оно максимально развито? Как он себя ведет? Как он дошел до жизни такой? Что он делает в жизни? Или опишите целиком образ жизни, которого вам не хватает, ваш альтернативный, противоположный и страстно желаемый образ жизни...Вот вам и будет новый эксперимент по саморазвитию Я буду рада прочитать этот тест-эксперимент. И как его дальше можно использовать, этот литературный эксперимент??? Просто, этот текст как четко сформулированная цель работы над собой. Часто в психологическом консультировании и терапии и четко сформулировать уже значит наполовину ее достигнуть, потому что психотерапевту тогда остается выбрать для сеанса методики и начать работать с вами над развитием. Часто этот текст повод для психологической диагностики...

(no subject)

Ветер сказочных перемен

Цикл из 8 занятий, начало с 7 апреля, по четвергам с 19.00 до 22.00.


Ведущие Леонид Огороднов logos_ и Ольга Крыщенко l_a_d_n_a

Собственно, под катом текст рекламы. Интересно было его придумывать, не обошлось без творческих мук :), и хотелось бы услышать мнение коллег о нем. Collapse )

Здравствуйте.

у меня есть подруга, она с год назад устроилась на работу и все нормально и хорошо, но полгода назад ей начал сниться ее коллега и все время с какими-то эротическими подтекстами...но до самого главного во сне не доходит... ну например в последний раз ей снилось как они стояли близко друг к другу и хотели поцеловаться но им постоянно кто-то мешал.(проходил мимо и т.д.) но она говорит что впринципе ей этот человек не нравиться. как Вы думаете, что может означать этот сон?
К

двойники во сне

Раз в несколько месяцев мне снятся кошмары. Кошмар - это не когда кровища, погони, зубастые злые собаки и убийцы. Это когда я просыпаюсь во сне.

Просыпаюсь всегда в том месте, где засыпала (и сплю, в общем-то). Для наглядности расскажу свой вчерашний сон. Я проснулась (во сне) в своей комнате, на кровати, всё было довольно реалистично: горела лампа, в кресле возле компьютера сидела Д. (соседка, с которой я живу в одной комнате). Я попросила её дать мне попить, в горле пересохло, она ответила, что пить нечего, разве что глоток на дне бутылки или вот банан - и даёт мне сначала бутылку, потом наполовину съеденный банан. От всего этого я отказываюсь и хочу уснуть, но не тут-то было. Она постоянно что-то мне говорила, шутила и всё ближе подбиралась ко мне. В какой-то момент у меня начались подозрения, она каким-то образом это почувствовала и её поведение стало дёрганнее и злее. В конце-концов, когда я поняла, что я нахожусь во сне и рядом со мной не Д. вовсе, а некая сущность, принявшая её вид, я запаниковала и попыталась проснуться, но у меня не получилось этого сделать. Я чувствовала, как это существо ест мои силы (и съело уже довольно много), отчего меня одновременно клонило в сон (во сне), но она мне не позволяла уснуть глубже и перейти, таким образом, в другой сон, постоянно тормошила меня; в то же время я понимала, что мне необходимо проснуться в реальность, но двойник меня удерживал каким-то образом отнимая силы. Я пробовала кричать, но кричать не получалось, не было силы звука. А двойник Д. всё держал меня, слова его становились всё злее. Это продолжалось довольно долго. Наконец, я как-то сообразила, что можно просто пальцами раскрыть глаза и держать так, пока не проснусь, что я и сделала. Проснулась с пальцами на поднятых веках.

Если использовать другие сны и попытаться систематизировать знания об этих сущностях-двойниках, то получается вот что:
- чаще всего они приходят в сны, которые подстроены под реальность (то есть лжепросыпание)
- принимают форму удобного им человека (вряд ли бы я проснулась, а в кресле сидел мой преподаватель по языкознанию)
- сразу же чувствуют, когда ты понимаешь обман, и начинают нападать
- боятся, когда их крестят (подруге снились двое, принявшие форму её подруги и друга, когда она от страха начала их крестить, "подруга" лопнула, как мыльный пузырь, а "друг" продолжал наступать на неё со словами "не крести меня, не крести меня" и в нём шли помехи (как картинка в телевизоре))
- иногда при своём разоблачении сбрасывают принятую ими форму и становятся похожими на больших чёрных котов, которые очень-очень быстро прыгают, то есть их невозможно рассмотреть, они сильно рябят и всегда находятся слева от тебя, то есть увидеть их можно только боковым зрением.


А теперь вопросы, ради которых я всё это писала.

Скажите, пожалуйста, 1) что это за существа, откуда они, какого они рода-племени, 2) что им нужно от людей, почему они любят принимать форму и обманывать, 3) как себя с ними вести и можно ли им противодействовать, 4) почему они совсем обнаглели - не дают проснуться?
roots

Про нравы и чуднýю сказку

Здравствуйте, уважаемое сообщество.

Хотела бы поговорить с вами не совсем в типичном для группы тоне. Тема сказочная, надеюсь, будет вам интересна и мы вместе сможем её плодотворно обсудить.

Какая же тема может быть более благодатной для разговора, чем разговор о нравах? А в беседе о нравах главный чемпион в тяжелоинтеллектуальном весе - это народные сказки. Они просты, доступны каждому, и как квинтесенция культуры могут объяснить о народе если не все, то очень многое. И охотников это делать не переводится. Постоянно вижу в журналах и газетах новые, так сказать, опыты.
Вот Ванька - дурак на печи сидит, Илья Муромец туда же. Сидят долго-предолго, а потом наконец встают, делают дело и уж точно не оказываются в дураках. Из "Репки" делаются выводы о коллективности русских, из "Емели" - о лени, а из "Горыныча" - о раздвоенности сознания. Особенно модно писать, что наши сказки - на смех, а западные - как инструкция к применению для лучшей жизни. Вот пример такой статьи . Или же наоборот, пользуются сказкой для восхваления своих удивительных качеств, идущих будто бы из глубины времён. Иными словами, распоряжаются древним творчеством, как угодно - какую сторону "древней правды" удобнее интерпретировать, за ту и берутся.

Недавно я встретила совершенно необычную словацкую сказку. Ни драконов, ни экзотических монстров в ней нет, да и сюжет там вполне обычный - чем-то он похож на "Бременских музыкантов" и наш "Теремок". Странность или даже чудаковатость этой сказки заключается в том, что её главный герой – яйцо, да еще и героическое!

Collapse )
ЧМП

Медведь.

Вчера, посредством своей излюбленной психологической практики, я наткнулась на существование внутри себя Медведя. «Стоп, - подумала я, - у меня же совсем другие тотемы, значит это - не тотем?»

- Нет, - ответил Медведь, - я твоя животная ипостась, от которой ты предпочитаешь отмахиваться и давно позабыла своего Мишку…

И тут меня осенило: так вот о чем «Обыкновенное чудо» Е. Шварца, а совсем не о любви, как принято считать! Эта пьеса о том виде Тени, которую мы не допускаем себе в сознание, и, вероятно, имеющей отношение к тому, что нас с пеленок приучают воспринимать как животные инстинкты. А раз разговор идет о нас самих, внутренних, и о взаимодействии между собой наших внутренних частей, то пьесу эту можно рассматривать  как Сновидение, а всех героев ее – как наши собственные ипостаси.

…И вот по воле судьбы (Волшебника), мы, наконец, сталкиваемся с этой своей животной частью лицом, что называется, к лицу, и обнаруживаем, что увлекаемся ею, хотим ее получше узнать, но сами же по привычке делаем что-то такое, от чего она скрывается, прячется от нас. Однако поскольку «время пришло», мы, что на нас совершенно не похоже, изменяем себе, бросаем все и устремляемся на ее поиски и не находим ничего лучшего, как поступить в охотники: ведь на ловца и зверь бежит?

И действительно – вскорости она, эта животная часть, выбегает на нас… и в процессе разговора на повышенных тонах признается, что бегает она от нас потому, что сама боится нас напугать, а то – и разорвать на клочки, что потом долго должны будут крутиться по закоулочкам…

Мы отшатываемся от такой перспективы и цепляемся за первого встречного изнутри той же Тени – Премьер- министра, впоследствии  дорастающего до Принца-администратора. И пусть будет хоть - прощелыга, но не таит в себе опасность незнакомца – манящего и пугающего одновременно. Однако прощелыга этот так быстро и безапелляционно захватывает власть в нашем королевстве, о делах которого «мы теперь не хотим ничего больше знать», что нам, в общем-то остается одно – умереть, т.е. «пригласить в советники Смерть» со всеми ее «отвратительными инструментами».

Тут уж всего этого безобразия, видимо, не выдерживает наш внутренний Медведь, и снова появляется, с окончательным намерением выйти на свет Божий и соединиться с нашей сознательной, но такой неразумной частью. Со своей стороны мы, припертые к стенке костлявым Советником, тоже – согласны на все…

И тогда действительно происходит чудо – Медведь познанный, поцелованный и обласканный и думать не думает о пресловутых клочках по закоулочкам, он становится своим – таким близким и родным, что мы сами изумляемся: как мы жили без него столько времени?

Синдром "Дяди Федора" - третье поколение. внуки военного поколения.

Помните мультфильм "Простоквашино" ? Вот видимо для примера здесь описан  Петрановской Людмилой некий синдром "Дяди Федора" .  Публикую в сообществе, т. к. ее статья на стыке интерпретации мультфильма, поведения героев мультфильма и сттьи об одном из синдромов предков передающихся из поколения в поколение - т.е. о том как психические травмы от войны, горя, лишения родителей влияют на потомков в 2-10 поколениях.
Обратите внимание как описан "дядя Федор" уже выросший и как он общается со своими детьми.

"Итак, третье поколение. Не буду здесь жестко привязываться к годам рождения, потому что кого-то родили в 18, кого-то – в 34, чем дальше, тем больше размываются отчетливые «берега» потока. Здесь важна передача сценария, а возраст может быть от 50 до 30. Короче, внуки военного поколения, дети детей войны.

«С нас причитается» -- это, в общем, девиз третьего поколения. Поколения детей, вынужденно ставших родителями собственных родителей. В психологи такое называется «парентификация».
А что было делать? Недолюбленные дети войны распространяли вокруг столь мощные флюиды беспомощности, что не откликнуться было невозможно. Поэтому дети третьего поколения были не о годам самостоятельны и чувствовали постоянную ответственность за родителей. Детство с ключом на шее, с первого класса самостоятельно в школу – в музыкалку – в магазин, если через пустырь или гаражи – тоже ничего. Уроки сами, суп разогреть сами, мы умеем. Главное, чтобы мама не расстраивалась. Очень показательны воспоминания о детстве: «Я ничего у родителей не просила, всегда понимала, что денег мало, старалась как-то зашить, обойтись», «Я один раз очень сильно ударился головой в школе, было плохо, тошнило, но маме не сказал – боялся расстроить. Видимо, было сотрясение, и последствия есть до сих пор», «Ко мне сосед приставал, лапать пытался, то свое хозяйство показывал. Но я маме не говорила, боялась, что ей плохо с сердцем станет», «Я очень по отцу тосковал, даже плакал потихоньку. Но маме говорил, что мне хорошо и он мне совсем не нужен. Она очень зилась на него после  развода». У Дины Рубинной есть такой рассказ пронзительный «Терновник». Классика: разведенная мама, шестилетний сын, самоотверженно изображающий равнодушие к отцу, которого страстно любит. Вдвоем с мамой, свернувшись калачиком, в своей маленькой берлоге против чужого зимнего мира. И это все вполне благополучные семьи, бывало и так, что дети искали пьяных отцов по канавам и на себе притаскивали домой, а мамочку из петли вытаскивали собственными руками или таблетки от нее прятали. Лет эдак в восемь.
А еще разводы, как мы помним, или жизнь в стиле кошка с собакой» (ради детей, конечно). И дети-посредники, миротворцы, которые душу готовы продать, чтобы помирить родителей, чтобы склеить снова семейное хрупкое благополучие. Не жаловаться, не обострять, не отсвечивать, а то папа рассердится, а мама заплачет, и скажет, что «лучше бы ей сдохнуть, чем так жить», а это очень страшно. Научиться предвидеть, сглаживать углы, разряжать обстановку. Быть всегда бдительным, присматривать за семьей. Ибо больше некому.

Символом поколения можно считать мальчика дядю Федора из смешного мультика. Смешной-то смешной, да не очень. Мальчик-то из всей семьи самый взрослый. А он еще и в школу не ходит, значит, семи нет. Уехал в деревню, живет там сам, но о родителях волнуется. Они только в обморок падают, капли сердечные пьют и руками беспомощно разводят.
Или помните мальчика Рому из фильма«Вам и не снилось»? Ему 16, и он единственный взрослый из всех героев фильма. Его родители – типичные «дети войны», родители девочки – «вечные подростки», учительница, бабушка… Этих утешить, тут поддержать, тех помирить, там помочь, здесь слезы вытереть. И все это на фоне причитаний взрослых, мол, рано еще для любви. Ага, а их всех нянчить – в самый раз.

Так все детство. А когда настала пора вырасти и оставить дом – муки невозможной сепарации, и вина, вина, вина, пополам со злостью, и выбор очень веселый: отделись – и это убьет мамочку, или останься и умри как личность сам.
Впрочем, если ты останешься, тебе все время будут говорить, что нужно устраивать собственную жизнь, и что ты все делаешь не так, нехорошо и неправильно, иначе уже давно была бы своя семья. При появлении любого кандидата он, естественно, оказывался бы никуда не годным, и против него начиналась бы долгая подспудная война до победного конца. Про это все столько есть фильмов и книг, что даже перечислять не буду.

Интересно, что при все при этом и сами они, и их родители воспринимали свое детство как вполне хорошее. В самом деле: дети любимые, родители живы, жизнь вполне благополучная. Впервые за долгие годы – счастливое детство без голода, эпидемий, войны и всего такого.
Ну, почти счастливое. Потому что еще были детский сад, часто с пятидневкой, и школа, и лагеря и прочие прелести советского детства, которые были кому в масть, а кому и не очень. И насилия там было немало, и унижений, а родители-то беспомощные, защитить не могли. Или даже на самом деле могли бы, но дети к ним не обращались, берегли. Я вот ни разу маме не рассказывала, что детском саду тряпкой по морде бьют и перловку через рвотные спазмы в рот пихают. Хотя теперь, задним числом, понимаю, что она бы, пожалуй, этот сад разнесла бы по камешку. Но тогда мне казалось – нельзя.

Это вечная проблема – ребенок некритичен, он не может здраво оценить реальное положение дел. Он все всегда принимает на свой счет и сильно преувеличивает. И всегда готов принести себя в жертву. Так же, как дети войны приняли обычные усталость и горе за нелюбовь, так же их дети принимали некоторую невзрослость пап и мам за полную уязвимость и беспомощность. Хотя не было этого в большинстве случаев, и вполне могли родители за детей постоять, и не рассыпались бы, не умерили от сердечного приступа. И соседа бы укоротили, и няньку, и купили бы что надо, и разрешили с папой видеться. Но – дети боялись. Преувеличивали, перестраховывались. Иногда потом, когда все раскрывалось, родители в ужасе спрашивали: «Ну, почему ты мне сказал? Да я бы, конечно…» Нет ответа. Потому что – нельзя. Так чувствовалось, и все.

Третье поколение стало поколением тревоги, вины, гиперотвественности. У всего этого были свои плюсы, именно эти люди сейчас успешны в самых разных областях, именно они умеют договариваться и учитывать разные точки зрения. Предвидеть, быть бдительными, принимать решения самостоятельно, не ждать помощи извне – сильные стороны. Беречь, заботиться, опекать.
Но есть у гиперотвественности, как у всякого «гипер» и другая сторона. Если внутреннему ребенку военных детей не хватало любви и безопасности, то внутреннему ребенку «поколения дяди Федора» не хватало детскости, беззаботности. А внутренний ребенок – он свое возьмет по-любому, он такой. Ну и берет. Именно у людей этого поколения часто наблюдается такая штука, как «агрессивно-пассивное поведение». Это значит, что в ситуации «надо, но не хочется» человек не протестует открыто: «не хочу и не буду!», но и не смиряется «ну, надо, так надо». Он всякими разными, порой весьма изобретательными способами, устраивает саботаж. Забывает, откладывает на потом, не успевает, обещает и не делает, опаздывает везде и всюду  и т. п. Ох, начальники от этого воют прямо: ну, такой хороший специалист, профи, умница, талант, но такой неорганизованный… 
Часто люди этого поколения отмечают у себя чувство, что они старше окружающих, даже пожилых людей. И при этом сами не ощущают себя «вполне взрослыми», нет «чувства зрелости». Молодость как-то прыжком переходит в пожилой возраст. И обратно, иногда по нескольку раз в день.

Еще заметно сказываются последствия «слияния» с родителями, всего этого «жить жизнью ребенка». Многие вспоминают, что в детстве родители и/или бабушки не терпели закрытых дверей: «Ты что, что-то скрываешь?». А врезать в свою дверь защелку было равносильно «плевку в лицо матери». Ну, о том, что нормально проверить карманы, стол, портфель и прочитать личный дневник... Редко какие родители считали это неприемлемым. Про сад и школу вообще молчу, одни туалеты чего стоили, какие нафиг границы… В результате дети, выросший в ситуации постоянного нарушения границ, потом блюдут эти границы сверхревностно. Редко ходят в гости и редко приглашают к себе. Напрягает ночевка в гостях (хотя раньше это было обычным делом). Не знают соседей и не хотят знать – а вдруг те начнут в друзья набиваться? Мучительно переносят любое вынужденное соседство (например, в купе, в номере гостиницы), потому что не знают, не умеют ставить границы легко и естественно, получая при этом удовольствие от общения, и ставят «противотанковые ежи» на дальних подступах.

 А что с семьей? Большинство и сейчас еще в сложных отношения со своими родителями (или их памятью), у многих не получилось с прочным браком, или получилось не с первой попытки, а только после отделения (внутреннего) от родителей.
Конечно, полученные и усвоенный в детстве установки про то, что мужики только и ждут, чтобы «поматросить и бросить», а бабы только и стремятся, что «подмять под себя», счастью в личной жизни не способствуют. Но появилась способность «выяснять отношения», слышать друг друга, договариваться. Разводы стали чаще, поскольку перестали восприниматься как катастрофа и крушение всей жизни, но они обычно менее кровавые, все чаще разведенные супруги могут потом вполне конструктивно общаться и вместе заниматься детьми.

 

Collapse )

 

Какой Вы читатель?

Недавно задумалась на тему зачем и как я читаю. И открыла для себя интереные закономерности своего процесса - оказывается бОльшую часть времени я читаю для того чтобы... (напишу вам об этом после ваших ответов)

Phelps (Фелпс)  сказал : "I divide all readers into two classes: those who read to remember and those who read to forget".
"Я разделяю читателей на два класса: на тех, кто читает, чтобы обогатиться,
и на тех, кто читает, чтобы забыться".

А вы какой читатель?
Что читаете чтобы обогатиться? И чем обогащаетесь?
Что читаете чтобы забыться ?
Чем забываетесь? И от ЧЕГО  забываетесь?

Кросс-пост в журнал anastasiameadow 

сказка для меня

Несколько лет назад была на семинаре по сказкотерапии. Впечатления от него остались не ах какие хорошие, для получения свидетельства требовалось сдать зачет. Это значило либо сделать некую программу, либо написать ТРИ сказки. Сказки, на которые мы были ориентированы, не мои! Сладенькие, сопливенькие, про добрых фей и с обязательно хорошим концом. Я уже готова была не сдавать  этого зачета, но в семейном архиве имелись сказки, написанные не мной, но для меня. Мне было позволено сдать три в зачет. Одна из них:

 В стародавние времена, когда ещё женщины носили платья, а мужчины не сбривали бороды, правил в некоем государстве царь.

Звали его Полуэкт. Полуэктов сын.

Нрава был не крутого – царь, всё же, не деспот!

Правил рачительно. Государство хоть и небольшое, а всего вдосталь – и зверья в лесах и рыбы в реках. Урожаи из года в год отменные. Народ сыт и доволен, чего ещё желать?

Ну, а ежели кто со стороны незван-непрошен жаловал, так и от ворот поворот видел…

…По весне дело было. Только-только вернулись с охоты; не успели коней разнуздать. Челядин бежит:

- Государь, тебя человек дожидается. Дело имеет.    

- Кто таков?

- Лешак. Из тутошних. Говорит – дело скоронадобное!..

 

Collapse )